Leoa
..Спустя несколько месяцев, холодным осенним днем, Бернат, учившийся уже в восьмом классе по скрипке, спросил Адриа, не хочет ли он сходить в Палау-де-ла-Музика послушать Яшу Хейфеца. Это уникальная возможность: маэстро Массиа рассказал, что Хейфец согласился выступить в стране с фашистским режимом, только уступив уговорам маэстро Толдра. Адриа, во многих жизненных вопросах бывший еще совершенно невинным, в конце тягомотного занятия рассказал о приглашении маэстро Манлеу. Тот, помолчав, сказал, что не знает ни одного более холодного, высокомерного, омерзительного, тупого, жестокого, отталкивающего, отвратительного и надменного скрипача, чем Яша Хейфец.
- Но он хорошо играет, маэстро?
Маэстро Манлеу смотрел в партитуру невидящим взглядом. Потом в задумчивости сыграл на своей скрипке, которую держал в руке, пиццикато и поднял голову. Наконец он произнес:
- Он - совершенен.
Тут маэстро Манлеу понял, что это прозвучало слишком искренне, и добавил:
- После меня он лучший из ныне живущих скрипачей. - И ударил смычком по пюпитру. - Давай за работу.

Жауме Кабрэ "Я исповедуюсь"